ТАБОР УХОДИТ В КОНГО. АФРИКА 2011: КЕНИЯ, УГАНДА, ДР КОНГО, РУАНДА.

  Часть 7. Дни 8-10: ДР Конго: вулкан Ньирагонго, деревня пигмеев. Руанда.

к оглавлению отчёта:

1. НП Вирунга, Букима кемп - визит к гориллам; 2 - вулкан Ниьрагонго, 3 - деревня пигмеев. Синим - езда на машине, красным - пешие треки.

8 день.

С утра терзался сомнениями – идти на вулкан или нет? Всё-таки к сальмонеллёзу не стоит относиться совсем легкомысленно. Но на вулкан хотелось – восхождение должно было стать кульминацией всей поездки. Тем временем развитие болезни шло своим путём – с утра пару раз проведал фаянсового друга, да и голова побаливала. Всё же выбрал более рискованный вариант, понимая – если пропущу, то не прощу себе всю оставшуюся жизнь. В конце концов, физподготовка у меня была не самая плохая. И даже с поправкой на нездоровье я не должен был сильно задерживать народ. Светлана выручила антибиотиками, по её словам, как раз подходящими для борьбы с сальмонелёзом. А ещё для реализации намеченных задач надо было устранить основное неудобство, заставляющее бережно носить себя, как полную чашу. Люда любезно поделилась лопедиумом – этот достаточно сильный препарат был призван сыграть роль чопика. Загнав для надёжности два, пошёл грузиться.
Сергей (ShouShou), услышав про диагноз и наши предположения относительно источника заразы, забеспокоился – он тоже оказался падок на глазунью, но пока вроде бы зловещих признаков было не заметно.
В городе заглянули в какие-то трущобы, накупили с собой воды. Потом заехали в офис НП Вирунга, взяли пермиты. Вход на маршрут на Ньирагонго находится невдалеке от Гомы. После краткого брифинга прояснились некоторые подробности. Точка старта расположена на высоте 1970 метров, верхняя – на 3470.Таким образом, подъём с набором высоты полтора километра при длине тропы 8 км занимает от 4,5 до 6 часов в зависимости от подготовленности группы. Ну, нам звания лосей явно не светили. :)

Эммануэль (который помельче) и его братец в офисе НП Вирунга в подаренных сувенирных футболках. (фото Ильи (unix)).

Подтянулись портеры. Ценник был известен заранее, ещё чуток уторговались – итоговая цена 24$ за 15 кг груза. Впрочем, взвешивать на весах никто не пытался. Носильщики – редкостные раздолбаи и своих приспособлений для переноски не имеют, поэтому им приходится нагружать на себя наше барахло “as is” – в рюкзаках, пакетах, сумках и т.д. У двоих – особая непруха: одному достался газовый баллон для кухни, другому – сумка с продуктами, заметно превосходящая весом всё остальное. Правда, вниз чувак пойдёт практически налегке. Я помогаю персонажу, напялившему мой рюкзак, подогнать под себя лямки.
Илья и Сергей провели инструктаж, как себя вести при встрече с самым опасным представителем местной фауны – ядовитым оленем. Процитирую заслуженных оленеведов: «Ядовитый олень очень опасный зверь, довольно редкий. Конечно, он ядовит и опасен не всё время года, а только когда у него на голове рога, в них и сосредоточен смертельный яд. Когда же он сбрасывает своё смертельное оружие ближнего боя, то становиться уязвимым, этим и пользуются местные охотники. Популяция его настолько мала, что во многих справочниках о нём нет упоминания. Исчезающий вид, однако». Однако кое-что было забыто, о чём немедленно напомнили не менее подкованные члены группы: «А слюна?! Опять вы забыли, а ведь люди вас наслушаются, и, увидев ядовитого оленя без рогов, безбоязненно пойдут к нему, подвергая себя смертельной опасности! А он ведь может далеко и метко плюнуть, так что осторожнее с ним даже в комолый период». :))
Вооружённые багажом теоретических знаний, двинулись. Первая пара километров идёт с небольшим набором высоты, всего лишь около 200 метров. Поневоле начинаешь прикидывать, что концовка будет гораздо менее халявной. Первый привал по регламенту примерно через час – фактически до него идём по обычной дорожке во влажном лесу. Дальше начинается раскрошенная лава – тропа идёт как раз по тому месту, где стекал один из потоков. Идти неприятно – мелкие лавовые камушки так и норовят выскользнуть из-под ног. Радуюсь тому, что на ногах серьёзные треккинговые ботинки. Можно, конечно, залезть на вулкан даже в шлёпках (что с успехом доказывает своим примером один из аборигенов), но каково при этом будет твоим нижним конечностям – большой вопрос.

Сопровождающие нас рейнджеры. Обе фотографии - Татьяы aka tat_

Маршрут разбит на пять участков. Второй привал через 40 минут после первого, до третьего ещё столько же, следующий переход – самый сложный, 1 час 20 минут по крутому участку с набором высоты около 500 метров. Ну и завершающий рывок на 230 метров перепада до самой вершины. Где-то после третьего привала открывается вид на старый, более низкий кратер, давно не извергавшийся и сейчас заросший. Проходим мимо слегка дымящейся невзрачной расселины. Но, говорят, именно из неё 9 лет назад и вылился лавовый поток, устроивший такие разрушения в городе и окрестностях. С набором высоты заметно холодает, вершина всё так же прячется в облаках. Наш табор постепенно втягивается в клубящуюся хмарь. И где-то на высоте около 2 км нас настигает дождь. Да не просто дождь, а настоящий тропический ливень с градом. Мои крутые цельнокроеные треккинговые боты не справляются с потоками воды, льющейся сверху из тучи стекающей бурными потоками по крутому склону. Да, гортекс херово защищает от переливающейся прямо в голенища воды, и через 5 минут в обуви начинается мерзкое хлюпанье. Зато откуда ни возьмись открывается второе дыхание, и остаток подъёма до последнего привала преодолевается просто в фантастическом темпе. Там есть навес. Я с ужасом понимаю, что на такой ливень я не закладывался и переодеваться мне особо не во что. Для начала снимаю обувь и отжимаю носки. От ног идёт пар, от мысли, что нужно надевать ботинки снова, меня передёргивает. Оставаться в мокрой одежде самоубийственно (холодно, градусов 12, и дует сильный ветер), и я всё же переодеваюсь в сухой свитер. Теперь, если на завершающем подъёме опять накроет дождиком, то на ночёвке меня гарантированно посетит пушной зверёк. Тем временем подтянулись все. В загоне свищет изо всех щелей, очень неуютно. Хочется поскорее дойти, невзирая ни на что, тем более что завершающий бросок не так уж и велик. Временами в разрывах туч даже видны домики для ночлега. Дождь перестал, через некоторое время выходим. На последнем участке уже нет растительности, можно самому выбирать линию подъёма, в то время как раньше приходилось подниматься по узкой тропинке в густых зарослях.

На подъёме между 3 и 4 привалом. Скоро польёт... Фото Ильи (unix).

Завершающий участок подъёма. Ниже виден старый, меньший кратер. Фото Ильи (unix).

Финальный забег даётся достаточно легко, заползаю в ближайшую хижину и первым делом разворачиваю спальный мешок, чтобы согреть ноги. Раздеваюсь снизу по пояс и блаженно отхожу в тёплом мешке. Идти куда-то ближайшие полчаса тупо не хватает воли, и я просто лежу, наслаждаясь теплом постепенно отогревающихся ног и прислушиваясь к восторженным воплям тех, кто залез на гребень. До него отсюда – не более 15 метров по вертикали. В итоге упускаю единственный шанс сделать фотографии кратера, более-менее свободного от туч, в светлое время.
Наконец перебарываю себя и отправляюсь посмотреть на то, ради чего мы, собственно, сюда лезли. Зрелище фантастическое. Сверху отчётливо видно округлое озеро лавы диаметром метров 200, подёрнутое узором ярко-красных линий, и кое-где вскипающее протуберанцами расплавленной породы. Жар чувствуется даже здесь, несмотря на то, что до поверхности озера 400 метров по высоте и ещё 200-300 – по горизонтали. В воздухе стоит низкий зловещий гул, постоянно давящий на мозг. Как будто кто-то внизу кипятит чудовищных размеров котёл, ухитряясь при этом обходиться без легкомысленного бульканья. Спустя некоторое время замечаешь, что вся эта раскалённая масса медленно вращается против часовой стрелки. Пахнет серой. На краю обрыва установлен крест из двух сваренных арматурин – некоторое время назад вулкан таки забрал дань с приходящих туристов. Девушка оступилась и упала вниз. Шансов выжить не было никаких – внизу отвесный обрыв высотой метров 70, и острые камни дальше.
Делаю несколько снимков и спускаюсь к коллективу, так как усилиями девушек уже приготовилось что-то съедобное. Рейнджеры пытаются развести костёр из купленного нами угля, получается у них плохо. Присоединиться к ним «погреться» желания не возникло.
Здешние избушки весьма спартанские, и защищают разве что от ветра. Хотя и от него – не очень: окошки сделаны со щелями в полпальца, а над входной дверью насверлены дырки (видимо, для вентиляции). С другой стороны, грех жаловаться – не представляю, насколько менее комфортной была бы ночёвка на улице, а ведь избушки появились буквально год-другой назад. В каждом домике – две кровати с матрасами и подушками, подушки изрядно засалены. Кровати же, похоже, приобретались б/у в каком-нибудь популярном борделе Гомы, так как настолько раздолбаны, что при попытке перевернуться с боку на бок амплитуда колебаний спинок составляет не менее 20 см. Учитывая размеры хижин, каждое телодвижение кушеткопользователя сопровождается двойным дыдынцем в деревянные стенки.
Кое-как втиснувшись в один из домиков, ужинаем взятым специально для вулкана сухпаем и снова выдвигаемся на край кальдеры, чтобы пофотографировать в темноте. Дым, выходящий из кратера, подсвечивается багровыми сполохами. Спасибо Серёге, который не поленился захватить и расставить штатив. Благодаря этому у всех появляется возможность сделать по несколько хороших снимков. Я рассматриваю лаву в специально привезённый бинокль. Приближенное в 12 раз, зрелище вштыривает не по-детски. Хорошо видны выбросы лавы, красные брызги и образующиеся на поверхности новые ослепительные «полыньи». Активность вулкана всё время меняется, то поверхность лавы почти спокойна и просто покрыта алым узором, то вдруг она начинает бурлить сразу в нескольких местах одновременно.

Кратер в сумерках. Фото Ильи (unix).

Фантастический ночной вид на лавовое озеро.

А здесь можно посмотреть очень качественные фотографии вулкана, сделаные учёными, спускавшимися непосредственно к лавовому озеру во время экспедиции 2010 года.

Насмотревшись на завораживающее зрелище, спускаюсь вниз к домикам, подсвечивая себе дорогу налобным фонариком. Надо ещё что-то придумать с мокрой одеждой.
Затащили к нам в домик газовую горелку, поставили кипятиться вторую кастрюлю чая, а я заодно пристроил вокруг и сверху термуху, ботинки, носки… Стельки вытащил и несколько раз планомерно промокнул туалетной бумагой, изведя на это дело треть рулона. Ещё треть натолкал в ботинки. От всех этих манипуляций в домике заметно потеплело, но, чтобы жизнь не казалась мёдом, с потолка начал бодро капать конденсат.
К 10 вечера все как-то успокаиваются и ложатся спать. Сон беспокойный, немного побаливает голова, но я склоняюсь к мысли, что дело в основном в сальмонеллёзе. Некоторым девушкам заметно хуже, дело доходит даже до тошноты. В полночь просыпаюсь почему-то с ощущением бодрости, ещё раз просушиваю стельки; читаю газету, рачительно запихивая её по мере освоения в обувь. Примерно через час засыпаю окончательно.

9 день.

Просыпаемся в начале седьмого. Видны первые признаки рассвета, вершина и склоны горы плотно затянуты облаками. Носильщики уже тут как тут – на ночь они спускались на место последнего привала, в тот жестяной шалаш с полуметровыми дырками. Их старший делит по справедливсти оставшиеся пустые пластиковые бутылки – видимо, даже такая ерунда имеет ценность у местных жителей. Да и рейнджеры мозолят глаза – их можно понять, для них ничего интересного, хочется свалить побыстрее. Но мы, не позавтракав, тоже не сдвинемся с места, да и кратер дюже хочется снять в дневном свете.
Пока приготовился завтрак, пока все подтянулись, прошло больше часа. В тучах стали появляться просветы, и я снова забрался на гребень. Постоял там с Сергеем и Ильёй минут 15, однако дым и облака надёжно прятали панораму, лишь изредка буквально на пару секунд давая возможность увидеть очертания кальдеры.
На глубоком вдохе было чуть-чуть больно лёгкие, словно накануне пробежал дистанцию с максимальным напряжением сил. Других неприятных последствий не было, ноги не гудели и не болели, и даже сальмонеллёз, видимо, основательно прибитый антибиотиками, тихо подыхал где-то в недрах организма. Самочувствие в целом было заметно бодрее вчерашнего.
Так и не дождавшись просветления, пошли вниз. Разница в скорости передвижения стала намного заметнее – те, у кого болели ноги, шли вниз с трудом. Но в целом спуск отнимает гораздо меньше усилий и времени, чем подъём. Спустились около полудня, затратив на это дело около 4,5 часов. Сергей, видимо, всё же не избежал моей участи, первые признаки недомогания появились ещё вчера, а сегодня он уже ходил совсем-совсем грустный.

На спуске. (фото Ильи (unix)).

После внесения обязательного отзыва в книгу посетителей поехали в отель, где уже с должной сноровкой заполнили половину холла своими вещами. На сегодня был ещё запланирован визит в сувенирный ряд на местном базаре, и выезд в деревню к пигмеям. Через полтора часа, чуток отдохнув, помывшись и перекусив, снова собрались у машин на парковке отеля. На сувениры ушло минут 20, потом через всю Гому двинули к пигмеям. Гома оказалась большим городом – 650 тыс. человек при одноэтажной застройке занимают вполне приличную площадь. Но асфальта нет практически нигде, поэтому в воздухе всё время висит плотная пыльная завеса. Как можно изо дня в день дышать этим – ума не приложу. Через город продирались минут 40, воровато щёлкая фотоаппаратами, потом ещё с полчаса ехали до деревни.

следующее фото - Ильи:

Первые встреченные пигмеи с виду были не сильно пигмеистыми, но потом в массе всё же оказались довольно мелкими. Нас уже ждали. Эммануэль перетёр с мужичком в засаленном пиджаке (оказался вождь, однако), и тот быстренько организовал инициативную группу для демонстрации мзунгу искусства традиционных плясок. Я же, пользуясь моментом, извлёк из рюкзака мешок с оставшимися игрушками из киндер-сюрпризов, и протянул по одной троим стоящим неподалёку детишкам. Те сначала даже шугнулись, но ситуация поменялась очень быстро. Заметив, что мзунгу что-то раздаёт, со всех сторон налетела толпа спиногрызов. Меня хватило минуты на три, в течение которых я пытался вкладывать игрушки по одной в руки, стараясь не повторяться. Следующие у меня уже тупо вырвали из рук, обступив плотным кольцом, перепачкали все мои светлые штаны, хватаясь за них, и руки тоже. Я с позором ретировался за спины других членов секты, изобразив, что больше ничего нет, а то, что осталось в пакете, перед отъездом отдал вождю. Пусть сам делит по справедливости.
Тем временем местный оркестрик в составе трёх стучальщиков по всякой фигне уже принялся наяривать монотонный ритм. Первыми выпустили детишек, которые, постепенно увлекаясь, плясали всё задорнее и задорней. Постепенно стали включаться и взрослые. Некоторые вооружились луками и копьями, с виду – очень даже всамделишными, с грубо выкованными железными наконечниками. Какая-то бабулька исполняла свою персональную вариацию пляски, изюмина заключалась в том, что перед мзунгу она резко поворачивалась и отклячивала зад. Больше всего её внимания досталось, по-моему, опять Илье. Хотелось выписать бабке пенделя, потому как выглядело это ни разу не прикольно. Вождь через Эммануэля заявил, что таким образом она приветствует дорогих гостей. Да-да…под эту тему можно что угодно подвести. Я остался со стойким убеждением, что хитрая бабка просто воспользовалась представившейся возможностью поглумиться над мзунгу, и вечером вся деревня будет ржать, вспоминая «этнические» па старушенции.

Пляски.

Та самая бабка. Эта и следующая фотографии - от Сергея ака ShouShou.

Фото Сергея aka Ser-Val.

На протяжении всего этого визита я постоянно мучился чувством неловкости и поэтому испытал облегчение, когда после раздачи конфет и нехитрых подарков мы, наконец, поехали обратно. Анжела мои душевные переживания окрестила «комплексом белого человека» - возможно, она и права. Поневоле сравниваешь свой быт и жизнь этих людей. Особенно после того, как почитаешь имеющуюся в интернете информацию.

Просмотр на дисплее фотоаппарата сделанных фотографий - вот это ажиотаж! :)

Раздача конфет...

...и их поедание. :)) (фото Сергея ака ShouShou)

Вообще-то пигмеи изначально – жители влажных экваториальных лесов, где они обычно занимаются охотой и собирательством, живя достаточно замкнуто и обособленно от соседей. Но леса сейчас в том же Конго быстро исчезают, плюс непрерывные вооружённые конфликты – короче, о спокойной жизни в лесочке пигмеям остаётся только мечтать. Вот и переселили их в специально построенную деревеньку поближе к цивилизованным местам. Сделано это то ли на деньги международных гуманитарных организаций, то ли местное правительство всё же озаботилось. Сами пигмеи с удовольствием бы остались в лесу, не нравится им тут, и в окружающую действительность интегрируются они с трудом. Однако не получается.
…В Гому приехали уже в темноте, и как раз попали на очередное отключение электричества. Город погрузился во мрак. Однако отель, видимо, обзавёлся собственным дизель-генератором, поскольку приветливо сиял огнями.
Вечером устроили себе заслуженные посиделки всей толпой в ресторане, цивильно откушали и побаловали себя алкоголем в приличной обстановке. А вот Серёге (ShouShou) совсем сплохело, и весь вечер он не вылезал из номера.

10 день.

Всё забываю написать несколько слов про наш отель Ихуси. Приятное местечко! Расположен прямо на берегу огромного озера Киву, а ресторан – практически над водой, зелёная территория сложной планировки, по которой разгуливают венценосные журавли, которых до этого мы видели разве что на государственном флаге Уганды. У птиц, видимо, подрезаны крылья.

Территория Ihusi hotel. Видно озеро Киву и ресторан отеля на самом берегу.

Венценосный журавль.

Позавтракав, не особо торопясь, начали собираться. Во дворе отеля царило оживление – похоже, приехала какая-то конголезская шишка из числа военных, потому что весь двор был заполнен суетящимися солдатами с автоматическим оружием и базуками, занимающими позиции. Нас они шугать не стали, зато разогнали всех темнокожих торговцев сувенирами, и вообще всех поблизости от отеля.
По поводу следующего этапа на стадии подготовки были определённые споры. Можно было вернуться тем же путём, проехав 130 с лишним километров по ужасной дороге до Бунаганы, а можно – транзитом через Руанду по гораздо лучшей дороге, но заплатив 30 долларов за транзит и потратив время на пересечение одной дополнительной границы. Тогда победил вариант с Руандой, и сейчас мы неторопливо подкатили к погранпереходу, который, оказывается, находился буквально в 200м от отеля, только в сторону, противоположную той, в которую мы обычно ездили. Эммануэль для переезда в Уганду подогнал автобус типа наших маршруток, и наша банда в кои-то веки перемещалась в полном составе в одном транспортном средстве.
Одобрение транзита через Руанду было получено всеми заблаговременно, через интернет. Сейчас необходимо только заполнить бумажки и заплатить денежку. Известно было про трогательную заботу руандийцев о своей экологии – на территорию страны запрещены к ввозу полиэтиленовые пакеты. То есть вообще.  Но мы надеялись, что с нашими планами проехать Руанду насквозь, без задержек за один день, мы сумеем уболтать должностных лиц, и наш багаж не будут потрошить. Щазз, как бы не хрен. Ничего не помогло. Всю нашу гору вещей поочерёдно стали раскурочивать на досмотровом столе, безжалостно выкидывая всё целлофановое, что попадалось на глаза. Пофиг, что в пакете лежат вонючие и ещё грязные после похода на вулкан треккинговые боты – их извлекали наружу, пакет изымали, а в чём их везти дальше – таможенников не беспокоило. Правда, где-то к середине кучи вещей было принесено некоторое количество бумажных пакетов, но мало, да и для многих уже поздно.
Несдержанный Илья буркнул себе по нос: «Stupid idiots!», но был услышан. «What? What did you say?!» В воздухе отчётливо запахло перспективой зависнуть тут ещё на полдня… Илье пришлось быстренько идти на попятный: «I’m, I’m stupid».
У меня в сумке нашли два куска золотистой породы, которые я отковырял на Мёрчисон фоллз в качестве сувенира, и, как коршуны, на них набросились. Видимо, решили, что я потихоньку ворую золотые самородки из конголезских недр. Собрали целый консилиум, совещались несколько минут, но в итоге всё же разрешили оставить. Вся эта возня отняла много времени, но вот мы, наконец, в Руанде, и едем в автобусе по асфальтовой дороге отличного качества, с разметкой, а по обе стороны от дороги мелькают симпатичные домики. Все были слегка шокированы – Руанда представлялась примерно такой же жопой мира, как Конго и Уганда, а оказалось, что из четырёх посещённых за эту поездку государств Руанда выглядит наиболее благополучной.

Тем удивительнее было вспомнить прочитанное в интернете…

Для справки:  Руанда, как и её соседи по региону, получила независимость в начале 60-х, а точнее, в 1962-м. До начала девяностых всё было очень даже неплохо. Милые местные развлечения в виде путча и ареста политических соперников на фоне кровавого беспредела у соседей выглядели вознёй в песочнице, и, в общем-то, никакого неудобства населению не принесли. Однако были ещё скрытые до поры до времени противоречия. В Руанде живут две народности – этническое большинство составляют хуту (около 85%), а меньшинство – тутси (14%), но при этом за вторыми до получения страной независимости традиционно были ключевые посты в правительстве, экономике и т.д.  После того, как власть в 1962 оказалась в руках хуту, значительное число тутси было вынуждено уехать в соседние страны, а оставшихся потихоньку чморили представители титульной нации. И вот в 1994-м понеслось… Поводом послужило удавшееся покушение – самолёт с президентами Руанды и соседней Бурунди на борту был сбит из ПЗРК при заходе на посадку в столице страны. Хуту в лице армии и ополченцев увидели удачный повод для того, чтобы раз и навсегда «решить» проблему, и, руководствуясь заранее составленными списками, начали резать тутси по всей стране. До 4 июля было зверски убито около 800 000 человек (всего за три месяца!!!). Однако к моменту начала резни у тутси уже было сформирован Руандийский патриотический фронт, достаточно эффективная военизированная организация, который смог за эти три месяца полностью захватить власть в стране. После этого порядка двух миллионов хуту, в свою очередь, бежало в соседние страны, опасаясь преследований за совершённые преступления. Видимо, не зря - читаешь свидетельства очевидцев, и мороз по коже. Позволю себе парочку цитат из Википедии: С бельгийскими миротворцами поступили так - озверевшие боевики сначала кастрировали всех, затем запихнули отрезанные половые органы им в рот и после жестоких пыток и издевательств застрелили. В Бутаре президентская гвардия начала казни тутси, сталкивая людей в предварительно вырытые и наполненные горящими шинами траншеи. Гибнут тысячи человек. Участники ополчения хуту использовали различное оружие, в том числе огнестрельное, которое им раздавали солдаты армии. Но в основном они в качестве оружия использовали мачете, топоры, дубины, палки, железные прутья. Иногда убийцы сначала отрезали своим жертвам пальцы, кисти, стопы, руки, ноги, и только после этого отрубали голову или разбивали череп. Свидетели рассказывали, что часто жертвы просили своих палачей и предлагали им деньги за то, чтобы их застрелили, а не зарубили мачете. В случае затруднений на помощь ополченцам приходили солдаты армии, имеющие более тяжелое оружие: взрывали запертые двери, забрасывали помещения гранатами. Зачастую и после убийств над телами жертв совершали издевательства — разрубали их на куски и т. д. Убийства были крайне жестоки и в своей неумолимости. Нападающие выжигали огнем места, где могли спрятаться их жертвы — дома с труднодоступными помещениями, церкви, леса и перелески и т. п. По оценкам, во время геноцида было изнасиловано около 250 тысяч женщин. Насилию подвергались в том числе и девочки; унижающего человеческое достоинство обращения не избежала даже убитая премьер-министр А.Увилингийимана, причем уже после смерти.
Сейчас Руанда, согласно официальной статистике, на 216 месте в мире по ВВП (аж 900$ на душу, в три раза больше, чем у Конго), с промышленностью всё плохо, в основном сельское хозяйство. Видимо, основные причины внешнего благополучия – большие финансовые дотации от международных организаций, и проводимая в связи с этим строгая налоговая политика.

 

Вдоль дороги, по которой мы едем, часто встречаются памятники жертвам геноцида, напоминающие не очень большие братские могилы с памятником, окружённые оградой. И всё такой же хороший асфальт, аккуратные чайные и кофейные плантации – как ни крути, внешнее впечатление положительное. Примерно 30 минут тратим в богатом сувенирном магазине с хорошим ассортиментом – тоже удивительно, откуда он тут. В довольно крупном городке Рюенжери уже неподалёку от угандийской границы делаем ещё одну остановку - здесь прям-таки торговая улица, и все разбредаются по магазинам: пиффко, сигареты… Фотографирую мужика со страшно изуродованными какой-то болезнью ногами. Зрелище отталкивающее, поэтому здесь выложу только превьюшку, кому интересно – кликайте и смотрите подробнее.
Вскоре подъехали к границе. Фотографирование с памятником гориллам на КПП, прощальная фотография с Эммануэлем, разложенным на коленях сектантов… Эммануэль отработал очень хорошо и получил заслуженные приличные чаевые (в размере среднего годового ВВП своей страны на душу населения ;)). Но это, несомненно, не означает, что этому хитрому перцу можно безоглядно доверять и давать много денег вперёд – всегда должен оставаться рычаг давления, и эта рекомендация актуальна для использования любых африканских сервисов.

 

А тут можно почитать отчёты про Конго других участников экспедиции - весьма рекомендую :)

от Ильи: Мзунги в стране горилл и вулканов - Конго

и от Анжелы: Секта “Zaebis”. Конголезский Pейд.

к следующей части:

на главную страницу:

Hosted by uCoz